5 февраля 2019 года - День память новомучеников и исповедников Истринской земли прмцц. Евдокии Кузьминовой, Екатерины Черкасовой, послушниц, мц. Милицы Кувшиновой (1938).

23 января (05 февраля) 2019 года - День память новомучеников и исповедников Истринской земли  прмцц. Евдокии Кузьминовой, Екатерины Черкасовой, послушниц, мц. Милицы Кувшиновой (1938).

 «Мученики Твои, Господи, зажегше светильники душ своих (украсив светильники невещественным огнем любви Христовой) радостию <ведомые> вышли на встречу Тебя, украсив ризы свои кровию (как видимым знаком исповедничества и мученичества). Поэтому в Небесном Чертоге (в Царствии Небесном) сейчас имеют жительство и молятся о душах наших».

Мы плохо помним свою историю — внуки расстрелянных за веру христиан часто и не знают, что их деды прославлены как святые. Внуки палачей тем более не знают, кого их деды сажали в тюрьмы, кого пытали на допросах. Мы до сих пор живем так, как будто не было ни красного террора, ни сталинских репрессий — и быть не может, чтобы короткая историческая память объяснялась только недоступностью архивных данных.
Русскую Православную Церковь все чаще называют Церковью новомучеников. Никогда еще за всю историю христианства ни в одной Поместной Церкви не погибало за короткий промежуток времени столько священнослужителей и мирян, не появлялось такого количества святых. Их подвиг не должен быть забыт. Мы публикуем рассказы о новомучениках — рассказы о настоящей верности Богу перед лицом смерти.
Это не только попытка трезво взглянуть на наше прошлое. Скорее, это попытка рассказать друг другу о будущем — о том, что никогда не должно повториться, и о том, что мы еще в силах сделать ради Христа здесь и сейчас.

                  
На первый взгляд, этих трех женщин ничто между собой не связывает. Скорее всего, они никогда не были знакомы между собой, а единственное место, где их жизни и судьбы однажды пересеклись, чтобы тут же оборваться, — Бутовский полигон под Москвой. Но если присмотреться внимательнее, можно увидеть поразительное сходство трех мучениц.
Евдокия Кузьминова родилась в городе Истра Московской губернии и была одной из сестер милосердия Марфо-Мариинской обители, основанной великой княгиней Елисаветой. Члены этой московской общины на Ордынке посвящали свою жизнь заботе о ближних. При обители были госпиталь, приют, школа для девочек, наконец, прекрасный храм — но это, конечно же, не помешало большевикам закрыть «рассадник» милосердия (сейчас все здания уже вернули Церкви). Евдокию после разгона Марфо-Мариинской обители ждало лишение гражданских прав.


Екатерина Черкасова тоже выбрала для себя иноческий путь в одном из женских монастырей Московской губернии. После разгона монастыря она с другими сестрами поселилась в Истринском районе и до 1937 года жила там, в миру,продолжая вести жизнь по монашескому уставу. Надо ли говорить, что права голоса и других гражданских привилегий она тоже не имела.


А Милица Кувшинова, живя в Истре, постоянно общалась со многими монахинями разогнанных обителей, сама чувствуя, видимо, тягу к монашеству.


Все три женщины оказались в одном месте впервые уже только в начале 1938 года. По трем ложным доносам их обвинили в одном и том же преступлении — контрреволюционная деятельность, ст. 58 Уголовного кодекса. Именно по этой статье осуждалось большинство репрессированных в нашей стране. Вот и трех мучениц по ней ждал расстрел — и кому-какое дело, что ни одна из них не согласилась с обвинением и не оклеветала себя и близких. До самой смерти мученицы продолжали стоять на своей правоте:


«Да, я являюсь „ярой церковницей“, но контрреволюционной деятельностью я не занималась».


Скажи они что-то вроде «нет, я не церковница, и вообще не верю я в Бога, меня оклеветали» — и, скорее всего, остались  живы. Вот только какой ценой?

 

Блаженной памяти митрополит Антоний Сурожский говорил:

«Мученик – это не просто человек, который страдает; это человек, который своим страданием свидетельствует о том, что его вера больше всего, что она дороже, драгоценнее всего на свете, и что ради этой веры, ради Бога, в Которого он верит, Кого исповедует, стоит не только жить достойно, но и умереть. Не все, которые умирали, были героями в течение своей жизни. Некоторые из них были слабые, греховные, но, когда пришло время исповедовать свою веру во Христа или отречься от Него, они не отреклись. Тогда вдруг с их плеч спала всякая слабость и осталась только благоговейная верность, любовь не только сердца, но жизни».

Святейший патриарх Кирилл в своем слове, посвященном памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской, отмечал:

«<…> Трудно представить, в каких невероятных условиях осуществлялось это исповедничество. Часто людей прямо принуждали оказываться от веры. Это был самый простой случай, и абсолютное большинство говорило «нет». Нередко гонители сразу присуждали такого человека к высшей мере наказания, смертной казни, либо, наоборот, отступали. Но если б было только так, как было бы просто! Если бы одним только ответом «верую» можно было определить свое отношение к Богу, ко Христу и запечатлеть этим правду Божию! Но враг был изощрен, невероятно хитер, прекрасно организован. Это открывается, в частности, тем, кто имел возможность читать страшные протоколы допросов, следственные дела, где все так запутанно, так сложно. И все-таки были те, кто, несмотря на всю изощренность, продуманность, организованность машины истребления, оставались способными ответить гонителю: «Я со Христом, и я Его не предаю!».

 

 

 

Церковный календарь

 

 

 

   

 

 

 

© 2019 Храм Вознесения Господня в Истре. Все права защищены.

Please publish modules in offcanvas position.